Выводы
Страница 1


Если Сталин и ставил главной целью советско-германских переговоров не только «раздел мира», но и сохранение его и избежание войны, то этим его надеждам не суждено было сбыться. В результате переговоров СССР расширился на запад (за счет Прибалтийских стран, Западной Украины и Белоруссии), но прошли считанные месяцы — и он потерял эти земли (и многие другие) под фашистскими сапогами, и лишь ценой страшной крови самой страшной войны ему удалось вернуть их.

Стоили ли те переговоры затраченных на них усилий? Достоевский как-то устами одного своего героя сказал, что «все счастье мира не стоит слезинки одного невинно замученного ребенка». Если судить переговоры по этому нравственному критерию — не стоят, не стоят, не стоят…

Ленинградский блокадный метроном, отсчитывающие секунды блокады, не даст солгать.

В Ленинграде за время блокады погибло более 700 000 человек. В этом городе, абсолютно обреченном с точки зрения даже физиологических возможностей человека (зимой 1941-1942 годов норма выдачи хлеба колебалась между 125 и 500 граммами в сутки, зимой 1942-1943 — между 300 и 500 граммами, а, кроме хлеба, не было практически ничего), существовали правила выживания: выжили те, кто помогал, из последних сил заботился, обогревал, кормил близких, кто тратил драгоценные калории на физические усилия борьбы.

В годы перестройки появилась популярная мысль, что надо было объявить Ленинград открытым городом — и тогда удалось бы избежать блокады. На самом деле это было невозможно. Руководство Германии придавало захвату Ленинграда первостепенное значение. Падение Ленинграда могло стать роковым для страны: был бы утерян Балтийский флот, порты Мурманcк и Архангельск, через которые шла помощь от союзников, уникальные промышленные объекты. Утрата «колыбели революции» означала бы огромные издержки в морально-политическом аспекте. Вполне вероятно, пала бы Москва, поскольку немцы получили бы возможность нанести по ней дополнительный удар с севера. Продолжая борьбу за Ленинград и жертвуя населением города, Сталин спасал Москву и Россию.

Приказ Гитлера недвусмысленно гласил: Ленинград должен исчезнуть с карты мира. Фюрер неоднократно требовал сравнять город с землей, истребить все его население, задушить голодом, подавить сопротивление защитников массированными воздушными и артиллерийскими ударами. Город не мог надеяться на снисхождение. В случае захвата Ленинграда его жители были бы обречены — немцы кормить их не собирались. Это в оккупированном Париже могла продолжаться обычная жизнь — против СССР велась война на уничтожение.

Нам, родившимся много после войны, многого уже не понять и того, что пережило военное поколение — не пережить. Можно только слушать рассказы тех, кто выжил, и постараться осознать, попытаться почувствовать, что они пережили, и сохранить это в памяти . И отдать дань вечного уважения и вечной благодарности.

Те, кто пережил блокаду, были обычными людьми. Они сумели совершить невозможное — пережить ледяной ад. И не только пережить, но и остаться людьми. Они уходят, и вместе с ними уходит история. От нас зависит, чтобы она не ушла навсегда…

[1] Директивы И.В. Сталина В.М. Молотову перед поездкой в Берлин в ноябре 1940 г. // Новая и новейшая история, 1995, № 4. С. 77-78.

[2] Алатри П. Происхождение фашизма. М. 1961. С. 211.

[3] Сиполс В.Я. Ещё раз о дипломатической дуэли в Берлине в 1940 г. // Новая и новейшая история, 1996, № 3. С. 158.

Страницы: 1 2

Армянский обозреватель: "Жириновский не дурак"
19.04.2010 Армянский обозреватель Егише Мецаренц в иронично-язвительной форме прокомментировал присуждение зампреду Госдумы РФ, лидеру ЛДПР Владимиру Жириновскому титула "Друг Армении". Как передает 1news.az со ссылкой на lragir.am, 18 апреля в Москве в очередной, уже 5-й раз вручали премии &quo ...

Гвардия и Екатерина I.
Когда в ночь на 28 января 1725 г. Петр лежал в агонии, сенаторы и важнейшие сановники собирались во дворце для совещания о наследнике престола. Узнать его предсмертную волю так и не удалось. Уже лишившийся языка император успел написать холоднеющей рукой только два слова: «Отдайте все…». Третье слово остало ...