Заключение


Борьба Александра II за право на личную жизнь, на простое человеческое счастье и особую политическую позицию вызывала недоумение и раздражение, как в «верхах», так и в широких слоях общества. Что же здесь удивительного? Ведь такое поведение вполне пристало какому-нибудь европейскому конституционному монарху, но не вождю нации, не наместнику Бога на земле, каким россияне привыкли видеть своего владыку. Александр Николаевич, стремясь к личному освобождению от пут и вериг прошлого, порывал не с пустыми условностями, а разрушал, как оказалось, нечто несравненно более важное. Абсолютно не желая этого, он покушался на ореол царской власти, на ту мистическую связь между царем и народом, которой во многом удерживалась Российская империя. Разрушив ее старые физические скрепы (крепостное право), он почти одновременно начал подкоп под ее прежние духовно-идеологические основы .

Порицать его за это или хвалить— да разве в этом дело? История жестока, но объективна и справедлива, она давно воздала должное Александру Николаевичу, как, собственно, и исследователи, внимательно прислушивавшиеся и прислушивающиеся к ней. «Во всей нашей истории,— писал В. О. Ключевский,— нет другого события, равного по значению освобождению крестьян . Пройдут века, и все же нам трудно будет узреть другое общественное событие, которое отразилось бы на столь многочисленных областях нашей жизни». Все же крестьян освободили сами крестьяне, отчетливо и напряженно ожидавшие «воли»; общественный авангард, который не давал правительству забыть об этом ожидании; и, наконец, Зимний дворец, убедившийся к середине XIX века в недостаточной состоятельности крепостного права. Оформил же это освобождение человек по имени Александр Николаевич Романов, император Александр II.

Мало найдется в мировой истории правителей, которым благодарные современники поставили бы по собственной инициативе больше десятка памятников, в том числе огромный, излишне помпезный в Московском Кремле. После событий 1917 года сохранилось лишь два памятника Александру II и оба не в России: в Хельсинки и в Софии. После освобождения Советской армией Болгарии от фашистского ига в 1944 году с софийского монумента исчезли выбитые на нем слова: «Императору Александру Второму. Волей и любовью Его освобождена Болгария». Жаль, ныне эти слова были бы далеко не лишним воспоминанием о братских связях и сложных исторических судьбах славянских народов.

[1] Ляшенко Л.М. Александр II, или История трех одиночеств— М.: Молодая гвардия, 2005. С. 34

[2] Ляшенко Л.М. Александр II, или История трех одиночеств — М.: Молодая гвардия, 2005. С. 115.

[3] Ляшенко Л.М. Александр II, или История трех одиночеств — М.: Молодая гвардия, 2005. С. 117.

[4] Чернова М.Н. Россия – век XIX. – М.: Эксмо-Пресс, 2005. С. 182.

[5] Ляшенко Л.М. Александр II, или История трех одиночеств— М.: Молодая гвардия, 2005. С. 308.

Этапы развития спартанского государства
Спарта VIII – VI вв. до н. э. представляла собой воинственное государство. Проблемы демографии и социально-экономической напряженности, она решала в основном не за счет колонизации, как это делали большинство полисов Греции, а за счет ближнего соседа. Таким же образом реализовывались военно-политические амб ...

Черты полководческого таланта
Творцом победы в Великой Отечественной войне являлся советский народ. Но для реализации его усилий, для защиты Отечества на полях сражений требовался высокий уровень военного искусства Вооруженных Сил, который поддерживался полководческим талантом военачальников. Биографии полководцев, военачальников были ...