Архитектурная композиция собора
Страница 1


История » Георгиевский собор г. Юрьев-Польский » Архитектурная композиция собора

Воронин называет Георгиевский собор «странным и прекрасным, удивительным и наивным, единственным в своем роде зданием». В наше время храм имеет форму приземистого куба с грузными апсидами, глава луковичной формы визуально как бы заставляет храм раздаться в стороны и выгнуться. Внешне Георгиевский собор неве­лик - ­возможно, что в плане он сохранил разме­ры первоначальной постройки 1152 года. К боковым фасадам, как и в Суздальском соборе, примыкают при­творы, перекрытые сводом с килевидной закомарой на фасаде и с плоскими угловыми лопатками. Троицкий придел, усыпальница юрьевских князей, примыкал к углу меж северной стеной храма и восточной стеной при­твора. Здесь сейчас в наруж­ной северной стене храма виден аркосолий, где в 1252 году был погребен строитель здания князь Святослав; а в восточной стене притвора есть заложен­ная дверь, вводившая из притвора в княжескую гробницу. Как показали раскопки, усыпальница была маленькой одноапсидной часовней с крошечным вну­тренним помещением (1,80 Х 3,50 м). Таким образом, композиция здания в целом была асимметричной. Устройство маленькой 'церковки-усыпальницы напоми­нает собор Княгинина монастыря во Владимире, где аркосолии с гробницами княгинь также были устро­ены в наружных стенах храма и выходили в придель­ные храмики. Как и в Суздальском соборе, западный притвор был больше и выше боковых. Есть основания думать, что он также имел второй этаж, где находилось на богослужении княжеское семейство, так как хор собор не имел. Как попадали сюда, пока не выяснено.

Фасады собора членятся пилястрами на три доли и по горизонтали - аркатурно-колончатым поясом, частично уцелевшим при катастрофе XV века. Над ними следует представить верхнюю часть фасадов, равную, или скорее меньшую, нижней, завершенную закомарами, вероятно, также килевидными. В обоих ярусах помещались высокие окна. Строго над центром основного куба храма возвышалась глава. Весьма возможно, что и этот последний памятник владимиро-суздальского зодчества имел необычное решение верха и под главой был высокий башнеобразный поста­мент, что и вызвало крушение сводов храма в XV веке. Таким образом, пропорции здания обладали большой стройностью. Тяжеловесность и массивность существую­щей постройки, ее визуальная непохожесть на стройность и воздушность других белокаменных памятников - результат ее восстановления Ермо­линым (об этом я уже упоминала в п. 1.1).

Уже при первом взгляде на его стены можно легко определить границу их разрушения в XV веке и до­стройки Ермолиным. Лучше всего сохранились северная стена, где уцелел даже аркатурно-колончатый пояс и примыкающая к ней часть западной стены, западный же притвор, как мы уже знаем, потерял верхний этаж. От южной стены уцелели лишь неболь­шие участки, связанные с притвором, а ближе к углам, как и у алтарных апсид, - лишь старый цоколь. Выше очерченной линии древних частей стены были перело­жены Ермолиным.

Чтобы закончить осмотр архитектуры собора, следует войти внутрь. Его интерьер столь же необычен. При своей небольшой площади храм был очень просторным. Его квадратные без закрестий столбы расставлены ши­роко, стены не имеют лопаток. Ощущение расчленен­ности пространства ослаблено настолько, что оно при­обретает почти зальный. характер. Это впечатление усиливается отсутствием хор. В западной стене храма сохранился арочный проем, выходивший во второй этаж притвора; его помещение и заменяло хоры для княже­ской семьи. С пространством храма сливаются открытые притворы, увеличивающие его площадь; их низкие по­мещения контрастировали со свободой и высотой самого храма. В восточной стене северного притвора уцелел собранный Ермолиным белокаменный портал входа в усыпальницу. Его сочный профиль имеет почти готи­ческий характер. Два яруса высоких окон заливали храм обильным светом, он был лишен той сумрачности и строгости, какой отличались храмы ХII века, например церковь в Кидекше. Восстанавливавший собор Ермолин сделал под барабаном главы ступенчато-повышенные подпружные арки; подобная система, связанная с ярус­ным верхом здания, была известна русскому зодчеству уже в начале ХIII века, и возможно, что Ермолин по­вторил здесь первоначальную конструкцию. Она усили­вала центричность, высоту и свободу интерьера. Если это так, то можно не сомневаться в том, что верх храма действительно имел башнеобразный постамент под главой и его силуэт отличался живописностью и динамизмом.

Страницы: 1 2

П. Павленко.
В июле 1942 года, когда ударная группировка врага прорвалась в большую излучину Дона, началась величайшая битва второй мировой войны. Несколько месяцев в обширном районе, где Дон почти вплотную приближается к Волге, бушевало пламя непрерывных ожесточенных сражений. Немецко-фашистские генералы не жалели ниче ...

Экономические учения физиократов
Физиократизм представляет собой исторически следующее за меркантилизмом направление в рамках становления классической политической экономии. Поскольку меркантилизм, по сути, не является целостным экономическим учением, то первой школой экономической мысли признана физиократия (сам термин в переводе с гречес ...