История возникновения Спарты
Страница 1


Спарта и здоровый образ жизни » История возникновения Спарты

Спарта, главный город области Лакония, находилась на западном берегу реки Эврот и простиралась на север от современного города Спарта. Лакония (Лаконика) - сокращенное название области, которая полностью звалась Лакедемон, поэтому обитателей этой местности часто именовали "лакедемонянами", что равнозначно словам "спартанец" или "спартиат".

С VIII века до н.э. Спарта начала расширяться за счет покорения соседей - других греческих городов-государств. В ходе 1-й и 2-й Мессенских войн (между 725 и 600 до н.э.) была покорена область Мессения к западу от Спарты, а мессенцы были превращены в илотов, т.е. государственных рабов.

Отвоевав еще часть территории у Аргоса и Аркадии, Спарта перешла от политики завоеваний к наращиванию своего могущества через заключение договоров с различными греческими городами-государствами. В качестве главы Пелопоннесского союза (начал возникать ок. 550 до н.э., оформился ок. 510-500 до н.э.) Спарта фактически превратилась в мощнейшую военную державу Греции. Тем самым была создана сила, ставшая противовесом надвигавшемуся вторжению персов, объединенные усилия Пелопоннесского союза и Афин с их союзниками привели в решительной победе над персами при Саламине и Платеях в 480 и 479 до н.э.

Конфликт между двумя величайшими государствами Греции, Спартой и Афинами, сухопутной и морской державой, был неизбежен, и в 431 до н.э. разразилась Пелопоннесская война. В конечном счете, в 404 до н.э. Спарта взяла верх.

Недовольство спартанским засильем в Греции привело к новой войне. Фиванцы и их союзники во главе с Эпаминондом нанесли спартанцам тяжелое поражение и Спарта стала терять былое могущество.

Спарта обладала особым политическим и социальным устройством. Во главе спартанского государства издавна стояли два наследственных царя. Они проводили заседания вместе с герусией - советом старейшин, в который пожизненно избирались 28 человек старше 60 лет. В народном собрании (апелле) участвовали все спартанцы, достигшие 30 лет и имевшие достаточно средств для того, чтобы исполнять то, что считалось необходимым для гражданина, в частности, вносить свою долю на участие в совместных трапезах (фидитиях). Позднее возник институт эфоров, пяти чиновников, которых избирало собрание, по одному от каждой области Спарты. Пять эфоров имели власть, превосходившую власть царей.

Тип цивилизации, который именуется теперь "спартанским", не характерен для ранней Спарты. До 600 до н.э. спартанская культура в целом совпадала с образом жизни тогдашних Афин и других греческих государств. Обломки скульптур, изящная керамика, фигурки из слоновой кости, бронзы, свинца и терракоты, обнаруженные в этой местности, свидетельствуют о высоком уровне спартанской культуры точно так же, как и поэзия спартанских поэтов Тиртея и Алкмана (7 в. до н.э.). Однако вскоре после 600 до н.э. произошла внезапная перемена. Искусство и поэзия исчезают. Спарта внезапно превратилась в военный лагерь, и с этих пор милитаризованное государство производило только солдат. Внедрение этого образа жизни приписывается Ликургу – наследственному царю Спарты.

Спартанское государство состояло из трех классов: спартиаты, или спартанцы; периэки ("живущие рядом") - выходцы из союзных городов, окружавших Лакедемон; илоты – рабы спартанцев.

Страницы: 1 2

Политика военного коммунизма. Особенность перехода и необходимость военного коммунизма
Политика, проводившаяся советским государством в годы гражданской войны 1918–1920, вошла в историю под названием «военный коммунизм». Ее характерными чертами были крайняя централизация управления экономикой, национализация крупной, средней, частично мелкой промышленности, государственная монополия на хлеб и ...

«Последняя жемчужина» владимиро-суздальского зодчества. Историческая биография Георгиевского собора
Легенда говорит, что князь Святослав призвал к себе артель каменщиков, строивших для великого князя Юрия Всеволодовича, и задал им такой вопрос: - Можете ли вы поставить в моем граде храм, пусть поменее суздальского, но хочу, чтобы красою сво­ею он затмил бы все, что строили мой дядя, мой отец и мои братья ...