Образование всероссийского рынка
Страница 2


Одним из источников пополнения казны были монополии и откупа. Торговля многими товарами — пенькой, поташом, водкой и др. — была государственной монополией. Купцы могли торговать этими товарами, только откупив у казны право торговли, взяв "откуп", т. е. заплатив в казну определенную сумму денег. Например, царской монополией было питейное дело и продажа водки. Естественно, она продавалась в 5— 10 раз дороже ее заготовительной цены. Эту разницу и должен был заплатить откупщик для получения права торговли. Но, как оказалось, это обогащало не столько казну, сколько откупщиков, и питейные откупа стали одним из главных источников первоначального накопления капитала в России.

Широко практиковались косвенные налоги, причем не всегда удачно. Так, в середине XVII в. налог на соль удвоил ее рыночную цену. В результате сгнили тысячи пудов дешевой рыбы, которой народ питался в посты. Произошло народное восстание, соляной бунт, и новый налог пришлось отменить.

Тогда правительство решило выпускать медные деньги с принудительным курсом. Но народ не признал их равными серебряным: при торговле за серебряный рубль давали 10 медных. Произошло новое восстание — медный бунт. Начали его стрельцы, которым медными деньгами выдали жалованье. И от медных денег пришлось отказаться. Они были изъяты из обращения, причем казна платила по 5, а потом даже по 1 копейке за медный рубль.

Таким образом, в экономике России в XVII в. возникли капиталистические элементы: начал формироваться всероссийский рынок, появились первые мануфактуры. Начался процесс первоначального накопления. Но капиталы накапливались у купцов в процессе неэквивалентной торговли, особенно в откупах. Второй стороны первоначального накопления — разорения крестьян и превращения их в наемных рабочих — не наблюдалось: крестьяне были прикреплены к земле и к своим помещикам.

Страницы: 1 2 

Годы Отечественной войны не забудутся никогда.
Чем далее, тем все живей и величественней развернуты они в нашей памяти, и не раз сердце наше захочет вновь пережить священный, тяжкий и героический эпос дней, когда все в нашей жизни было жестокой войной, когда и во сне нам снились бои и сражения, и будущая победа незримо накапливалась в наших мышцах, натр ...

Император
«Songe funeste» - дьявольский бред - так оценивает павловское царствование знаменитый собеседник Екатерины барон Гримм. Сходные образы встречаются и в других документах (при жизни или вскоре после смерти Павла): «Император поврежден .»1, «Настоящее сумасшествие царя»2, «Тирания и безумие»3, «Правление варв ...