Появление масонства в России (первый период 1731-1762).
Страница 1


История » Русское масонство » Появление масонства в России (первый период 1731-1762).

Среди русских масонов существовало предание о том, что первая масонская ложа в России была учреждена Петром Великим, немедленно по его возвращении из первого заграничного путешествия: сам Кристофер Врен, знаменитый основатель ново-английского масонства, будто бы посвятил его в таинства ордена. Мастером стула в основанной Петром ложе был Лефорт, Гордон - первым, а сам царь вторым надзирателем. Предание это, лишённое какой бы то ни было документальной основы, находит себе лишь косвенное подтверждение в уважении к Петру среди масонов.

Первое безусловно достоверное известие о начале масонства в России относится к 1731 году, когда, как гласит официальный английский источник, гроссмейстер Великой Лондонской ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса провинциальным великим мастером «для всей России». Таким образом, первоначальное масонство пришло к нам, как и везде на континенте, из Англии, но, разумеется, здесь не может быть и речи о русском масонстве, и Филипс, конечно, распространял орденское учение лишь в тесном кругу своих единоплеменников, переселившихся в Россию. Этот кружок твёрдо держался в течение всего периода немецкого наводнения при Анне Иоановне, так как уже 10 лет спустя (1740 г.) английская Великая ложа назначила нового гроссмейстера для России в лице генерала русской службы Джеймса (Якова) Кейта. Может быть, к этому времени и следует отнести первые случаи вступления русских людей в масонский союз: не даром русские братья считали именно Кейта основателем масонства в России.

Более мы ничего не слышим об английском масонстве до 1771 года, когда была основана в Петербурге ложа Parfaite Union, которую английские источники называют первой правильной ложей в России. Это обстоятельство, а также исключительно английский состав членов ложи показывает, что эта форма масонства не имела у нас широкого распространения вплоть до введения так называемой Елагинской системы, то есть до самых Екатерининских времён. Точно также незначительно было у нас влияние французского масонства. Естественнее было бы ожидать распространения среди русских братьев немецкого масонства в связи с немецким влиянием в стране при Анне Иоанновне.

Действительно, существуют, весьма впрочем тёмные, известия о сношениях Петербурга с берлинской ложей «Трёх глобусов» ещё в 1738-1744 гг. Так как последняя была учреждена лишь в 1740 году, то очевидно, что более или менее деятельные сношения с немецкими ложами могли начаться лишь после этого срока.

Таким образом масонство в России начинает развиваться в сороковых годах, то есть уже в царствование Елизаветы, хотя всё ещё остаётся чуждым русскому обществу и вербует себе адептов главным образом среди немецкого элемента в Петербурге, лишь изредка привлекая на свою сторону некоторых представителей русской знати, близко сталкивавшейся с иностранной жизнью и, может быть, вступавшей в орден во время пребывания за границей.

Так, в 1747 году имел место известный допрос вернувшегося из Германии графа Головина, в поступках которого Елизавета «довольные причины имела совершенно сомневаться», потому что подозревала его в не совсем чистых сношениях с прусским королём. Так как Фридрих был известен за ревностного масона, то естественно, что Головин на допросе должен был дать откровенные показания и о своей принадлежности к масонству. Кроме себя, он назвал ещё графов Захара и Ивана Чернышёвых, как «живших в оном же ордене». В это время масонство не могло привлечь к себе значительный круг лиц русского происхождения, так как наше общество твёрдо стояло за православную веру. Кроме того, в те времена к масонству относились как к забаве, как к модному обществу. Любопытным свидетельством легкомысленного отношения к масонству в те времена является история вступления в орден известного Ив. Елагина. Впоследствии, ревностный масон и провинциальный великий мастер для всей России, Елагин вступал в братство «свободных каменщиков» (в 1750 году) только из любопытства и тщеславия: с одной стороны его притягивала к себе знаменитая масонская «тайна», а с другой - возможность общения с людьми, «кои в общежитии знамениты» и стояли высоко над ним «и чинами, и достоинствами, и знаками; не обошлось здесь и без «лестной надежды» заручиться покровительством «друзей, могущих споспешествовать его счастью».

Страницы: 1 2

Словенские земли в составе Австрийской империи в Новое время
Словенцы занимает особое место среди югославянских народов Австрийской империи. Не имевшие государственной традиции словенцы с УП века входили в состав различных немецких государств , а с ХП в., значительно раньше других славянских народов, вошли в Габсбургские владения. Австрийские провинции - Штирия, Кари ...

Изменения в политической системе.
Придя к власти, компартии приступили к “строительству социализма”. В качестве образца для подражания брался опыт СССР. Была преобразована политическая система. Многопартийность либо ликвидировалась, либо партии теряли политическую самостоятельность, становясь частью руководимых коммунистами коалиций и фронт ...