“444... в воздухе “Мессеры” и “Фокке-Вульфы”
Страница 1


История » Авиаэскадрилия Нормандия-Неман » “444... в воздухе “Мессеры” и “Фокке-Вульфы”

Летом и осенью 1944 года французские лет­чики одержали ряд блестящих побед. На самых современных по тому времени истребителях Як-3 они буквально наводили страх на немец­ких летчиков. Только 16 октября 1944 года в воздушных боях над территорией Литвы и Вос­точной Пруссии они сбили 30 самолетов против­ника.

Вот что вспоминает о тех боях летчик полка “Нормандия” Франсуа де Жоффр, совершивший 125 боевых вылетов (вместе со своими товари­щами он сопровождал советские бомбардиров­щики, штурмовал войска противника, участво­вал в воздушных боях, сбил 11 неприятельских самолетов; награжден советскими орденами Красного Знамени и Отечественной войны I сте­пени):

“Мне выпала честь участвовать в первых воз­душных боях 30 июля. Под командованием Мат­раса мы патрулируем четырьмя парами. Погода установилась хорошая. Лишь редкие облака мо­гут укрыть нас от врага. Пролетая над Сувалками, находившимися еще в руках немцев, Шалль и Бейссад увидели четыре вражеских самолета и вступили с ними в бой. На полной скорости Матрас и я следуем за нашими товарищами и ввязываемся в схватку. Перед нами четыре ис­требителя “Фокке-Вульф”, сопровождавшие бомбардировщики “Юнкерс-87” и “Юнкерс-88”. Летчики Люфтваффе, “усачи”, как мы

их назы­ваем, бьются как львы.

Первым одерживает победу Андре, и мы ви­дим, как летчик подбитого самолета прыгает с парашютом. Наши рации не умолкают ни на ми­нуту;

В наушниках сплошной рев и визг. Мы кру­жимся как сумасшедшие. Я делаю крутой ви­раж и в перекрестии прицела успеваю заметить черную свастику немецкого самолета. Резко на­жимаю на гашетку и даже не стараюсь увидеть результаты. Меня пьянит запах пороха. Мой са­молет пикирует как бешеный, взвивается све­чой, делает перевороты. Зубы у меня стиснуты, в висках стучит. Остальных я потерял из виду и остался один в небе над Сувалками. Кончились боеприпасы. Вдали сверкающий Неман — чу­десный ориентир. Десять секунд бреющего по­лета, и я на аэродроме. Я горю, как в лихорад­ке. С нетерпением ожидаю разбора атаки. Нет Монье и Бейссада. Андре отделался благополуч­но, но его “Як” весь изрешечен. Осколком зе­нитного снаряда оторвало элерон и часть крыла. Но он все-таки сбил один “Фокке-Вульф”. Ле Мартело сбил еще один “Фокке-Вульф”, а Шалль — бомбардировщик “Юнкерс-87”.

В половине пятого наступает очередь четвер­той эскадрильи схватиться с “Мессершмитта-ми-109”, которые ожесточенно атаковали группу штурмовиков. Поздравляем Перрэна, который, уничтожив один “Мессершмитт”, спас “летчика-штурмовика, жизнь которого висела на волоске.

Перед заходом солнца вылетает первая эска­дрилья. Она настойчиво, но безуспешно пресле­дует восемнадцать “Фокке-Вульфов”. По воз­вращении Альбер и де ля Пуап не скрывают своего раздражения. К тому же Бейссад и Мо­нье так и не вернулись. Несмотря на выдачу узаконенных ста граммов водки, в столовой в этот вечер царит угрюмая тишина. Однако рано мы начали оплакивать Бейссада и Монье. Уже на следующий день нам стало известно, что Монье спрыгнул с парашютом в пятидесяти метрах от русских окопов и его под самым носом у нем­цев подобрали русские солдаты. А вот Бейссад объявился несколько позднее — только после войны он вернулся из плена.

Бои становятся все более ожесточенными. Враг бешено сопротивляется. 1 августа третья эскадрилья атакует большую группу самолетов из пятнадцати бомбардировщиков “Юнкерс-87”, сопровождаемых двенадцатью истребителями “Фокке-Вульф”. Вместе с нами в бою участвует заместитель командира дивизии майор Заморин. Сегодня нам, как никогда, надо показать свое умение.

Мурье бьет наверняка. “Фокке-Вульф” пере­ходит в штопор и взрывается. Фельдзеру не ве­зет. Немец поливает его огнем изо всех своих пулеметов. Самолет загорается. А когда горит “Як”, все заканчивается быстро. Единственное спасение — парашют. Фельдзер открывает фо­нарь кабины. Ослепленный дымом и огнем, он выпрыгивает с парашютом и . опускается на территорию, занятую немцами, где его захваты­вают в плен.

С обожженными руками и лицом, ничего не видя из-за распухших от ожогов век, он едва ощущает удары, которые сыплются на него гра­дом. Фельдзера приводят на командный пункт, а затем переправляют в штаб. Там его подвергают нескончаемым допросам, которые сопровожда­ются ударами и угрозами.

— Вы же француз! Почему вы сражаетесь в России? Значит, за деньги? Вас сейчас расстре­ляют на месте! Где находится ваш полк гнусных изменников?

И удары опять сыплются на распухшее лицо Фельдзера. Но мужество и сила воли его тако­вы, что немцы, не сумев сломить его дух, отка­зываются от дальнейших допросов.

Однако приключения Фельдзера на этом не закончились. Его бросили в лагерь военноплен­ных. Оттуда он бежал, пересек Германию и про­брался во Францию с намерением немедленно вернуться в Россию. Но на это у него не хвати­ло времени. Конец войны застал Фельдзера в одной из балканских столиц, откуда он пытался самолетом добраться до Москвы.

Несколько часов спустя после печального слу­чая с Фельдзером аспирант Пинон, выпрыгнув с парашютом из машины, подбитой зенитками, также попал в плен. Позднее мы узнали, что он был зверски убит, как и большинство, наших летчиков, захваченных фашистами .

Страницы: 1 2

Оборонительная война 1939 г.
1 сентября 1939 г. Германия без предупреждения напала на Польшу. Эту дату принято считать началом второй мировой войны. 3 сентября войну Германии объявили Англия и Франция. Соотношение сил в польской кампании было явно в пользу Германии: более чем двойное превосходство по численности населения, развитый эко ...

Развитие финансовой системы
Эпоха промышленного переворота сопровождалась реорганизацией финансовой системы, обусловленной бурным развитием кредитных учреждений. Потребность в капитале, испытываемая как государством, так и частными предпринимателями, стимулировала развитие процесса централизации временно свободных денежных средств и с ...