М.М. Сперанский на посту пензенского и сибирского губернатора
Страница 2


История » Значение деятельности М.М. Сперанского в укреплении государственности России » М.М. Сперанский на посту пензенского и сибирского губернатора

Эта записка Н. М. Карамзина сыграла решающую роль в отношении к М. М. Сперанскому. К тому же в это время давление на императора настолько усилилось, а получаемые им доносы на «изменников» приобрели такой характер, что было просто невозможно и далее оставлять их без внимания. Вместе с тем самоуверенность самого М. М. Сперанского, его неосторожные упреки в адрес Александра I за непоследовательность в государственных делах, в конечном итоге переполнили чашу терпения и вызвали раздражение императора, который, по словам историка Н. К. Шильдера, в частных разговорах обещал М. М. Сперанского расстрелять [39, c.18].

Развязка наступила в марте 1812 г., когда Александр I объявил М. М. Сперанскому о прекращении его служебных обязанностей. В 8 часов вечера 17 марта в Зимнем дворце состоялась роковая беседа между императором и государственным секретарем, о содержании которой никаких сведений не сохранилось. В этот же день дома М. М. Сперанского уже ждал министр полиции А. Д. Балашов с предписанием покинуть столицу. Реформатор не мог и предположить, что возвратится в столицу только через девять лет, в марте 1821 г.

Современники назовут эту отставку без какого-либо официального указа «падением М. М. Сперанского» [4, c.77]. Но они будут вполне осознавать, что в действительности произошло не простое падение высокого сановника, какое часто имеет место в политике, а падение реформатора со всеми вытекающими отсюда последствиями.

С высылкой из столицы для М. М. Сперанского наступили времена новых испытаний. Отправляясь в ссылку, он не знал, какой приговор вынесен ему в Зимнем дворце. Это обстоятельство усложнило и отношение к нему местных чиновников в Нижнем Новгороде, а затем и в Перми, где он находился в 1812-1814 гг. Отношение в простом народе к М. М. Сперанскому было противоречивое. В частности, М. А. Корф отмечал: « .Местами ходил, довольно громкий говор, что государев любимец был оклеветан, и многие помещичьи крестьяне даже отправляли за него заздравные молебны и ставили свечи. Дослужась, - говорили они, - из грязи до больших чинов и должностей и быв умом выше всех между советниками царскими, он стал за крепостных…, возмутив против себя всех господ, которые за это, а не за предательство какое-нибудь, решились его погубить» [22, c.86].

Тем не менее, обвинение М. М. Сперанского в государственной измене не списывалось со счетов, особенно в годы патриотического подъема, вызванного нашествием французов. Пермский губернатор даже установил осенью 1812 г. у дома ссыльного двух караульных. Свой поступок он объяснил тем, что «временщик при виде будочников поймет конец своей роли». М. М. Сперанский неоднократно обращался к императору и министру полиции с просьбой разъяснить его положение и оградить от оскорблений. Эти обращения возымели последствия: распоряжением Александра надлежало выплачивать М. М. Сперанскому по 6 тысяч рублей в год с момента высылки.

1 октября 1816 г. М. М. Сперанский был возвращен на государственную службу в должности пензенского губернатора. По прибытии на новое место Михаил Михайлович не встретил горячей поддержки со стороны местного чиновничества. По словам М. А. Корфа, местные чиновники и до него, и при нем были жалкими, большей частью - совершенно безграмотными: «Секретарь губернаторского правления страдал запоем, а секретарь общественного призрения был страстным картежником и не умел составить ни одной бумаги . Заменить их было некем, и оттого губернатор все сколько-нибудь важное должен был писать сам» [36, c.221].

М. М. Сперанский не успел проявить себя в этой должности, так как в марте 1819 г. получил новое назначение - генерал-губернатором Сибири. Неплохо осведомленные о его прошлом, сибиряки говорили: «Человек руководил государством, а здесь ему приходится нашими обыкновенными делами заниматься». М. М. Сперанский чрезвычайно быстро вник в местные проблемы и обстоятельства с помощью провозглашенной им «гласности». Прямое обращение к самому высокому начальству перестало «составлять преступление» [4, c.108]. Сибирь заговорила, причем не с помощью тайно переправляемых в Санкт-Петербург жалоб, а вполне открыто и на месте.

Страницы: 1 2 3

Складывание сеньориальной монархии
В IX—XII вв. в условиях политической децентрализации, приведшей к глубокой территориальной раздробленности, королевская власть утратила свое былое значение. Король рассматривался феодалами как "первый среди равных" (primus inter pares). Фактически власть короля распространялась лишь на территорию ...

Введение.
Фёдор Петрович ГААЗ (1780—1853). Немецкий врач, проживший в России практически всю жизнь. Он вошел в российскую историю как выдающийся гуманист, врач-исследователь, организатор здравоохранения, филантроп. За почти полувековое жертвенное служение самым обездоленным тогда в России — заключенным — русский наро ...