М.М. Сперанский на посту пензенского и сибирского губернатора
Страница 3


История » Значение деятельности М.М. Сперанского в укреплении государственности России » М.М. Сперанский на посту пензенского и сибирского губернатора

Новый сибирский генерал-губернатор решил провести ревизию Сибири. Она вскрыла вопиющие злоупотребления, произвол местного начальства и полное бесправие населения. Чтобы как-то поправить положение, М. М. Сперанский начинает проводить реформы управления краем.

«Первым сотрудником» при проведении сибирских преобразований был будущий декабрист С. Г. Батеньков. Он вместе с М. М. Сперанским энергично занимался разработкой «Сибирского уложения» - обширного свода реформирования аппарата управления Сибири. Вместе они подготовили множество проектов: о сухопутных сообщениях, об учреждении этапов, об административном образовании губерний по природным зонам и т.д. Особое значение среди них имели два проекта, утвержденные императором: «Учреждения для управления Сибирских губерний» и «Устав об управлении инородцев» [23, c.364]. Примечательно, что особенностью последнего явилось предложенное М. М. Сперанским новое деление коренного населения Сибири по образу жизни на - оседлое, кочевое и бродячее. Соответственно этому делению, каждая категория получала свои права и обязанности, а власти предписывался порядок управления ими.

В период работы над «Сибирским уложением» С. Г. Батеньков искренне верил, что М. М. Сперанский, «вельможа добрый и сильный» действительно преобразит Сибирь. В последствии ему стало ясно, что М. М. Сперанскому не было дано «никаких средств к исполнению возложенного поручения» и результаты его деятельности в Сибири не отвечали возлагавшимся надеждам. Однако С. Г. Батеньков считал, что «за неуспех нельзя винить лично М. М. Сперанского». Он писал о последнем: «Память о нем сохранилась во всей Сибири, несмотря на перемену лиц, уставов и дел, ибо многие памятники и очерк учреждения устояли среди всего этого. Личность его нелегко изглаживалась из памяти, и многие семейства помнили добром»[9, c.115].

В конце января 1820 года М. М. Сперанский направил императору Александру краткий отчет о своей деятельности, где заявил, что сможет окончить все дела к маю, после чего пребывание его в Сибири «не будет иметь цели». Этим Михаил Михайлович явно подталкивал государя к тому, чтобы тот позволил ему в ближайшем будущем возвратится в Петербург. Дозволение Александра не заставило долго себя ждать. Но император предписывал своему бывшему госсекретарю расположить путь из Сибири таким образом, чтобы прибыть в столицу к последним числам марта будущего года. Эта отсрочка сильно повлияла на М. М. Сперанского. В его душе начали преобладать чувство бессмысленности собственной деятельности, сознание того, что в Петербурге по-прежнему есть его недруги, страх остаться в Сибири навсегда и даже боязнь подвергнуться необоснованным обвинениям со стороны местных чиновников, уличенных им в злоупотреблениях.

В марте 1821 года реформатор вернулся в столицу. Он сразу почувствовал изменения, произошедшие в столичном обществе. События отечественной войны создали в русском обществе небывалую обстановку. Вошел в моду либерализм, привычными стали не только разговоры, но и публичные речи о политической свободе, представительных учреждениях, конституции.

6 июня 1821 года М. М. Сперанский был принят императором. Эта встреча привлекла к себе пристальное внимание всего светского общества. У многих даже мелькнула мысль о возврате императора на путь преобразований. Но в действительности беседа прошла очень холодно, и М. М. Сперанский понял, что перестал пользоваться прежним влиянием при дворе. В итоге за ним осталось лишь место в Государственном совете.

Страницы: 1 2 3 

Государственные православные школы о расколе
Оценки раскола представителями государственно-православной исторической школы в целом негативны и близки к духовно-академическому направлению. Так, К.Д. Кавелин указывал на недостаток развития религиозного чувства у русских, "полуязыческие представления и верования" и "церковный формализм ка ...

Цели и  задачи масонства.
На пути к утверждению масонского Эдема на земле стоят религия, нация и монархические государства. Эти исторические установления мешают соединить все нации в один союз, а отсюда неизбежность борьбы с ними. К разрушению церкви, нации и монархии масонство подходило постепенно, осторожно, подготовляя общество к ...