Участник Первой мировой войны


История » Николай II » Участник Первой мировой войны

Николай II, Николай Александрович Романов (6.5.1868, Царское Село - 17.7.1918, Екатеринбург), император Всероссийский, фельдмаршал англ. армии (18.12.1915). Старший сын императора Александра III и императрицы Марии Федоровны (урожденной принцессы Дагмары Датской). Получил домашнее образование - расширенный курс гимназии, университетский курс по объединенной программе государственных и экономических отделений юридического факультета, курс Николаевской академии Генштаба. Провел 2 лагерных сбора в лейб-гвардии Преображенском полку в качестве младшего офицера и ротного командира, затем в должности командира эскадрона в лейб-гвардии Гусарском полку. Впоследствии командовал 1-м батальоном лейб-гвардии Преображенского полка; имел воинское звание полковника, флигель-адъютант. С 6.5.1889 принимал участие в заседаниях Государственного совета и Комитета министров. Вступил на престол 21.10.1894 после смерти отца (короновался в Москве 18.5.1896). В Манифесте о восшествии на престол Н. возвестил о том, что принимает «священный обет перед лицом Всевышнего всегда иметь единою целью преуспеяние, могущество и славу дорогой России и устроение счастья всех верноподданных». С 14.II. 1894 женат на Александре Федоровне (урожденной Алисе принцессе Гессенской и Рейнской). После объявления Германией войны России 19.7.1914 собрал в Петергофе совещание членов правительства для обсуждения вопроса о Верховном главнокомандующем. За исключением ген. В.А. Сухомлинова министры высказались за отказ Н. от звания Верховного главнокомандующего. 20.7.1914 опубликовал Манифест, в котором, «не признавая возможным, по причинам общегосударственного характера, стать теперь во главе наших сухопутных и морских сил, предназначенных для военных действий» назначил Верховным главнокомандующим великого князя Николая Николаевича. Но т.к. по Основным законом Российской империи в случае войны именно Н. должен был стать Верховным главнокомандующим, составленное ранее Положение о полевом управлении войск предусматривало значительное снижение роли Верховного главнокомандующего за счет расширения прав главнокомандующих фронтами. Это верное положение, в случае если сам Н., не обладавший талантами военачальника, занимал пост Верховного главнокомандующего, при выборе Николая Николаевича сразу же создало огромные трудности в управлении войсками. После ряда тяжелых поражений рус. армии, Н., не считая для себя возможным оставаться в стороне от военных действий и считая необходимым принять на себя в этих тяжелейших условиях всю ответственность за положение армии, 23.8.1915 возложил на себя звание Верховного главнокомандующего. При этом подавляющее большинство членов правительства, высшего армейского командования и общественных кругов выступили категорически против этого решения императора, пытаясь убедить его оставить во главе армии Николая Николаевича. Вследствие постоянных переездов Н. из Ставки в Петербург, а также недостаточного знания вопросов руководства войной командование рус. армии сконцентрировалось в руках его начальника штаба ген. М.В. Алексеева и заменявшего его в конце 1916- начале 1917 ген. В.И. Гурко. При этом Н., хотя и получал каждый день обстоятельные доклады о ходе военных действий, крайне редко вмешивался в решения Алексеева и Гурко. Кроме того, длительные отлучки из столицы привели к тому, что Н. утратил жесткий контроль за правительством, что вызвало усиление роли его супруги императрицы Александры Федоровны. По постановлению Георгиевской Думы Юго-Западного фронта Н. 25.10.1915 возложил на себя орден Св. Георгия 4-й степени. С 10.2.1916 почетный председатель Георгиевского комитета. В 1916 на Н. постоянно оказывалось давление как со стороны общественных организаций и Государственной думы, так и со стороны др. группировок, в т.ч. и многих великих князей, об ограничении его власти и создании «министерства доверия» с привлечением думских лидеров. Однако Н. отклонил все предложения. После начала волнений в столице, Н. утром 26.2.1917 приказал ген. С. С. Хабалову «прекратить беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны». Направив 27 февр. в Петроград ген. Н.И. Иванова для восстановления спокойствия, Н. вечером 28 февр. отбыл в Царское Село, но пробиться не смог и, утратив связь со Ставкой, 1 марта прибыл в Псков, где находился штаб армий Северного фронта ген. Н.В. Русского. Под давлением высшего военного командования Н. 2 марта ок. 3 часов дня принял решение об отречении в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича, но вечером того же дня заявил прибывшим А.И. Гучкову и В.В. Шульгину о решении отречься и за сына. 2 марта в 23 ч 40 мин он передал Гучкову Манифест об отречении, в котором писал «Заповедуем брату нашему править делами государства в полном и нерушимом единении с представителями народа». 8 марта Н. отбыл из Могилёва и на следующий день прибыл к семье в Царское Село, где был «лишен свободы». 31 июля вместе с семьей, по решению Временного правительства, выехал в Тобольск, куда прибыл 6 авг. После прихода к власти большевиков режим его содержания резко усилен, а в апр. 1918 переведен в Екатеринбург. В ночь на 17.7.1918 Н. вместе со всей семьей и сопровождавшими его лицами был расстрелян. По официальной версии, выдвинутой большевиками, решение об уничтожении царской семьи было принято Уралсоветом, опасавшимся приближения выступивших против большевиков чехословацких войск. Однако в последние годы стало известно, что Н., его жена и дети были расстреляны по прямому указанию В.И. Ленина и Я.М. Свердлова. Тела погибших были уничтожены. Позже останки были обнаружены и по решению правительства России 17.7.1998 захоронены в усыпальнице Петропавловского собора в Петербурге. В то же время ряд исследователей, а также руководство Рус. православной церкви считают, что погребенные тела были идентифицированы неверно и не являются останками царской семьи. Рус. православная церковь за рубежом причислила Н., в числе др. Новомучеников, к лику Святых.

Черты полководческого таланта
Творцом победы в Великой Отечественной войне являлся советский народ. Но для реализации его усилий, для защиты Отечества на полях сражений требовался высокий уровень военного искусства Вооруженных Сил, который поддерживался полководческим талантом военачальников. Биографии полководцев, военачальников были ...

Чехи и словаки в 1939-1945 гг. Движение Сопротивления.
Формально в протекторате Богемии и Моравии сохранялось чешское правительство, но на практике всем заправлял имперский протектор. Парламент был распущен, политическая жизнь унифицировалась. Вместо существовавших ранее партии национального единства и Национальной партии труда была создана единственная партия ...