Участник Первой мировой войны


История » Николай II » Участник Первой мировой войны

Николай II, Николай Александрович Романов (6.5.1868, Царское Село - 17.7.1918, Екатеринбург), император Всероссийский, фельдмаршал англ. армии (18.12.1915). Старший сын императора Александра III и императрицы Марии Федоровны (урожденной принцессы Дагмары Датской). Получил домашнее образование - расширенный курс гимназии, университетский курс по объединенной программе государственных и экономических отделений юридического факультета, курс Николаевской академии Генштаба. Провел 2 лагерных сбора в лейб-гвардии Преображенском полку в качестве младшего офицера и ротного командира, затем в должности командира эскадрона в лейб-гвардии Гусарском полку. Впоследствии командовал 1-м батальоном лейб-гвардии Преображенского полка; имел воинское звание полковника, флигель-адъютант. С 6.5.1889 принимал участие в заседаниях Государственного совета и Комитета министров. Вступил на престол 21.10.1894 после смерти отца (короновался в Москве 18.5.1896). В Манифесте о восшествии на престол Н. возвестил о том, что принимает «священный обет перед лицом Всевышнего всегда иметь единою целью преуспеяние, могущество и славу дорогой России и устроение счастья всех верноподданных». С 14.II. 1894 женат на Александре Федоровне (урожденной Алисе принцессе Гессенской и Рейнской). После объявления Германией войны России 19.7.1914 собрал в Петергофе совещание членов правительства для обсуждения вопроса о Верховном главнокомандующем. За исключением ген. В.А. Сухомлинова министры высказались за отказ Н. от звания Верховного главнокомандующего. 20.7.1914 опубликовал Манифест, в котором, «не признавая возможным, по причинам общегосударственного характера, стать теперь во главе наших сухопутных и морских сил, предназначенных для военных действий» назначил Верховным главнокомандующим великого князя Николая Николаевича. Но т.к. по Основным законом Российской империи в случае войны именно Н. должен был стать Верховным главнокомандующим, составленное ранее Положение о полевом управлении войск предусматривало значительное снижение роли Верховного главнокомандующего за счет расширения прав главнокомандующих фронтами. Это верное положение, в случае если сам Н., не обладавший талантами военачальника, занимал пост Верховного главнокомандующего, при выборе Николая Николаевича сразу же создало огромные трудности в управлении войсками. После ряда тяжелых поражений рус. армии, Н., не считая для себя возможным оставаться в стороне от военных действий и считая необходимым принять на себя в этих тяжелейших условиях всю ответственность за положение армии, 23.8.1915 возложил на себя звание Верховного главнокомандующего. При этом подавляющее большинство членов правительства, высшего армейского командования и общественных кругов выступили категорически против этого решения императора, пытаясь убедить его оставить во главе армии Николая Николаевича. Вследствие постоянных переездов Н. из Ставки в Петербург, а также недостаточного знания вопросов руководства войной командование рус. армии сконцентрировалось в руках его начальника штаба ген. М.В. Алексеева и заменявшего его в конце 1916- начале 1917 ген. В.И. Гурко. При этом Н., хотя и получал каждый день обстоятельные доклады о ходе военных действий, крайне редко вмешивался в решения Алексеева и Гурко. Кроме того, длительные отлучки из столицы привели к тому, что Н. утратил жесткий контроль за правительством, что вызвало усиление роли его супруги императрицы Александры Федоровны. По постановлению Георгиевской Думы Юго-Западного фронта Н. 25.10.1915 возложил на себя орден Св. Георгия 4-й степени. С 10.2.1916 почетный председатель Георгиевского комитета. В 1916 на Н. постоянно оказывалось давление как со стороны общественных организаций и Государственной думы, так и со стороны др. группировок, в т.ч. и многих великих князей, об ограничении его власти и создании «министерства доверия» с привлечением думских лидеров. Однако Н. отклонил все предложения. После начала волнений в столице, Н. утром 26.2.1917 приказал ген. С. С. Хабалову «прекратить беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны». Направив 27 февр. в Петроград ген. Н.И. Иванова для восстановления спокойствия, Н. вечером 28 февр. отбыл в Царское Село, но пробиться не смог и, утратив связь со Ставкой, 1 марта прибыл в Псков, где находился штаб армий Северного фронта ген. Н.В. Русского. Под давлением высшего военного командования Н. 2 марта ок. 3 часов дня принял решение об отречении в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича, но вечером того же дня заявил прибывшим А.И. Гучкову и В.В. Шульгину о решении отречься и за сына. 2 марта в 23 ч 40 мин он передал Гучкову Манифест об отречении, в котором писал «Заповедуем брату нашему править делами государства в полном и нерушимом единении с представителями народа». 8 марта Н. отбыл из Могилёва и на следующий день прибыл к семье в Царское Село, где был «лишен свободы». 31 июля вместе с семьей, по решению Временного правительства, выехал в Тобольск, куда прибыл 6 авг. После прихода к власти большевиков режим его содержания резко усилен, а в апр. 1918 переведен в Екатеринбург. В ночь на 17.7.1918 Н. вместе со всей семьей и сопровождавшими его лицами был расстрелян. По официальной версии, выдвинутой большевиками, решение об уничтожении царской семьи было принято Уралсоветом, опасавшимся приближения выступивших против большевиков чехословацких войск. Однако в последние годы стало известно, что Н., его жена и дети были расстреляны по прямому указанию В.И. Ленина и Я.М. Свердлова. Тела погибших были уничтожены. Позже останки были обнаружены и по решению правительства России 17.7.1998 захоронены в усыпальнице Петропавловского собора в Петербурге. В то же время ряд исследователей, а также руководство Рус. православной церкви считают, что погребенные тела были идентифицированы неверно и не являются останками царской семьи. Рус. православная церковь за рубежом причислила Н., в числе др. Новомучеников, к лику Святых.

Внешняя политика СССР
Генуэзская конференция. Ропалльский договор Весной 1922 г. в Генуе была созвана международная конференция для обсуждения вопросов послевоенного экономического восстановления Европы в числе 34 стран на конференцию была приглашена Советская Россия. На конференции, открывшейся 10 апреля 1922 г., советской Ро ...

Трагический финал
Но Столыпину не суждено было отправиться в почетную ссылку послом во Францию или наместником на Кавказ. Премьер-министр пополнил длинный список государственных деятелей, павших от рук террористов. На самого Столыпина за пять лет пребывания у власти было совершено в общей сложности десять покушений, но премь ...