Зарождение и становление белого движения на Юге России (конец 1917 – начало 1919 гг.). Формирование первых офицерских добровольческих частей на Дону
Страница 1


История » Белое движение на Юге России » Зарождение и становление белого движения на Юге России (конец 1917 – начало 1919 гг.). Формирование первых офицерских добровольческих частей на Дону

Белое движение Юга в своем развитии прошло три периода. Первый – август 1917 года (корниловский мятеж) – август 1918 года (учреждение Особого совещания при Добровольческой армии). В этот период проходило формирование идеологии и политической структуры белой власти, координировались действия с казачьими правлениями. В декабре 1917 года между А.М. Каледеным, М.В. Алексеевым и Л.Г. Корниловым заключается соглашение о создании верховной власти, образуется политический триумвират, по словам Деникина – «Правительство в эмбриональном состоянии». Формируется и крепнет Добровольческая Армия – основная военная сила белых.

Добровольческая Армия пришла на смену «Алексеевской организации», ее возглавил генерал Л.Г. Корнилов по соглашению с генералом М.В. Алексеевым. Возглавляемое этими людьми формирование к концу 1917 года являлось «единственной реальной силой на Дону для борьбы с большевиками». Генерал Алексеев оставил себе Верховное руководство Добровольческой армией и теми вопросами, «которые при развитии дела впоследствии преобразованы были в Особое совещание»[1], то есть политика и функции Правительства. Армия формировалась на Дону, здесь же, в декабре 1917 года генерал Корнилов потребовал руководства над армией. Его взаимоотношения с генералом Алексеевым были сложными. Происходили постоянные конфликты, существовали разногласия, как в стратегическом, так и в тактическом понимании ситуации. Л.Г. Корнилов, в целом, не видел перспектив для развития движения на Юге. Сам сибиряк, он тяготел к Сибири, куда собирался перебраться, видя именно там возможность противостоять большевизму. Огромных усилий стоило уговорить его остаться на Юге.

Генерал Деникин вспоминал, что формирование армии вначале носило «случайный характер», определяясь зачастую индивидуальными особенностями тех лиц, которые брались за него. Но, тем не менее, уже к началу февраля общая боевая численность всей армии «вряд ли превосходила 3-4 тысячи человек, временами в период тяжелейших ростовских боев, падая до совершенно ничтожных размеров. Армия обеспеченной базы не получила.

Одной из главных причин малочисленности армии считалась ее запоздалое формирование. Это происходило потому, что к тому времени пути на Дон перекрывались, а двигаться по тем дорогам, что оставались свободными, становилось опасным, так как за офицерами «начали охоту». Другая причина заключалась в усталости от военно-революционных событий и равнодушии офицерских масс к положению в России. «Широкая публика не знала, кто стоит во главе Добровольческой армии», каковы ее цели.

«В призывах и декларациях имен генералов не было, и офицерство, получившее уже уроки неудачных восстаний, не знало, кто зовет, и с недоверием относилось к призыву на Дон, на который уже наступали большевики».[2] Существовали и иные причины, по которым в Добровольческую армии не торопились записываться.

А.И. Деникин вспоминал: «Армия пополнялась на добровольных началах, причем каждый доброволец давал подписку прослужить 4 месяца и обещал беспрекословное повиновение командованию. Состояние казны давало возможность оплачивать добровольцев до крайности нищенскими окладами». В 1917 году офицер получал 100 рублей, солдат 30; в 1918 офицеры от 150 до 270 рублей, солдаты – от 50 до 150 рублей, кроме того, прибавка семейным – 100 рублей и полевые суточные для всех.[3]

Особенностью формирования было то, что в офицерских батальонах и отчасти в батареях офицеры несли службу рядовых в условиях крайне неудовлетворительной материальной обеспеченности. А.И. Деникин отмечает, что в донских войсковых складах хранились огромные запасы, но получить что-либо оттуда можно было или путем кражи, или подкупа. «В частях ощущалась нужда буквально во всем: вооружении, боевых припасах, не было обоза, кухонь, теплых вещей, сапог . не было достаточно денег, чтобы… удовлетворить казачьи комитеты, распродававшие на сторону все, до совести включительно…» – отмечал А. И. Деникин. В этой связи показательна история создания артиллерии Добровольческой армии. Одну батарею (2 орудия) украли у 39-й дивизии, по словам генерала Деникина, ушедшей «самовольно с кавказского фронта». Другие два орудия были взяты на донском войсковом складе, с разрешения казачьего комитета, «для оказания почестей на похоронах добровольческого офицера», и их не вернули. Третью батарею купили у вернувшихся с фронта казаков-артиллеристов, послав к ним полковника Н.С. Тимановского, который «опоил команду и уплатил ей около 5 тысяч рублей».[4]

Страницы: 1 2

Позитивные изменения и противоречия в общественно-политическом и социально-экономическом развитии Ирана при президентстве С.М. Хатами 1997-2003 гг.
Лидер Исламской революции аятолла Хаменеи на встрече с министром иностранных дел и дипломатами Исламской Республики Иран, работающими за рубежом, подчеркнул, что иранский народ и исламское государство, благодаря исламу, поступательно продвигаются к высшей стадии развитии сильной цивилизованной нации. Он ох ...

Босния и Герцеговина в 1878-1914 гг.
Согласно условиям Берлинского трактата (1878 г.) Босния и Герцеговина были оккупированы войсками Австро-Венгрии. Оккупационный режим продолжался до 1908 г., после чего провинция была окончательно присоединена (аннексирована) к империи Габсбургов. За период тридцатилетней оккупации австро-венгерским властям ...