Заключение


Чечне от России конечно никуда не деться. Не имея внешних границ с другими государствами, чеченцы как бы горды не были, прилетят в Москву хотя бы за тем, чтобы пробить для себя то ли воздушный, то ли наземный коридор по территории России. Ведь можно, в конце концов, привести в Чечню чемодан долларов, Но коленвалы для машин, унитазы для квартир и трубы для перекачки нефти не навозишь в чемоданах. Мы обречены иметь рядом. И чем быстрее каждая из сторон поймет, что дороги строятся для торговых караванов, а не для боевых походов, тем лучше.

Может быть, и не нужно строить политику на уважении собственного «Я». Не на том смелом самомнении, которое заставляет хвататься за кинжалы и пистолеты, а на достоинстве которое дает внутреннюю культуру и постепенно отрубает элементы презрения к другим народам. Нынешнее руководство самопровозглашенной республики Ичкерия более дальновидно и осторожнее своих предшественников. А любой диалог всегда лучше войны. И результативнее. Конечно всеобщего братания и всепрощения долго еще не будет, слишком свежи и глубоки раны, нанесенные войной.

Для чего все таки война?

Чтобы покончить с терроризмом?

Чтобы вернуть Чечню в Россию?

Вернуть – что?

Территорию? Народ?

Территорию без народа?

Или речь идет просто о мести чеченцам, «о полной цене», которую они должны заплатить?

Кто пораженцы?

Те, кто, все понимая про нашу армию, призывает в мясорубку еще тысячи солдат, обрекая их на гибель и увечья, или те, кто пытается в меру сил остановить войну, чтобы не проиграть то, что еще можно спасти?

Поскольку Россия больше и сильнее, ей первой делать шаг навстречу. Но прежде Москве следовало бы твердо уяснить для себя – нужно ли это? Перешивает ли конечные выводы совместного проживания с Чечней его текущие издержки? Если да, то надо немедленно приниматься за политическую работу на данном поприще – нудную, неблагодарную, не сулящую быстрых результатов. Если же нет, тогда придется унять «национальную гордость великороссов» и отпустить Ичкерию на все четыре стороны, которых в данной ситуации, к сожалению, не существует, ибо вокруг – Россия. А это означает, что на российской территории появится анклав военно-криминально-фундаменталистского типа со всеми сопутствующими «прелестями» для ближних и дальних соседей.

Существует, конечно, исторические предпосылки для взаимной настороженности между русскими и северо-кавказцами. Однако есть не менее «исторические» основания и для взаимной терпимости и приязни. Продолжать жить вместе, хотя и трудно, но все же можно. Для это необязательно любить или даже дружить. Достаточно привычки и доверия. Привычка ее сохранилась, доверие подорвано с обеих сторон. Восстановить его может ничто иное как раскрытие тайн чеченской войны. Тем самым многострадальные народы России и Чечни снимут друг с друга печать незаслуженного проклятья. Как скоро это произойдет сказать трудно. Остается ждать и верить?

Но есть еще один выход действовать! Жестко и принципиально по отношению к тем, кто этого заслуживает и неизменно милосердно к людям, вина которых только в том, что они родились чеченцами.

Далек путь. Но идти надо…

Емельян Иванович Пугачёв (1742—1775)
В VXIII веке в России продолжали появляться самозванцы, принимавшие имена русских государей, наследников престола или членов царствующих династий. Многократно «оживали» царевич Алексей, сын Петра I, и рано умерший от оспы Петр II. Восемь раз «поднимался из гроба» Иван Антонович, младенцем низложенный Елиза ...

Зарождение и становление белого движения на Юге России (конец 1917 – начало 1919 гг.). Формирование первых офицерских добровольческих частей на Дону
Белое движение Юга в своем развитии прошло три периода. Первый – август 1917 года (корниловский мятеж) – август 1918 года (учреждение Особого совещания при Добровольческой армии). В этот период проходило формирование идеологии и политической структуры белой власти, координировались действия с казачьими прав ...