Заключение


Чечне от России конечно никуда не деться. Не имея внешних границ с другими государствами, чеченцы как бы горды не были, прилетят в Москву хотя бы за тем, чтобы пробить для себя то ли воздушный, то ли наземный коридор по территории России. Ведь можно, в конце концов, привести в Чечню чемодан долларов, Но коленвалы для машин, унитазы для квартир и трубы для перекачки нефти не навозишь в чемоданах. Мы обречены иметь рядом. И чем быстрее каждая из сторон поймет, что дороги строятся для торговых караванов, а не для боевых походов, тем лучше.

Может быть, и не нужно строить политику на уважении собственного «Я». Не на том смелом самомнении, которое заставляет хвататься за кинжалы и пистолеты, а на достоинстве которое дает внутреннюю культуру и постепенно отрубает элементы презрения к другим народам. Нынешнее руководство самопровозглашенной республики Ичкерия более дальновидно и осторожнее своих предшественников. А любой диалог всегда лучше войны. И результативнее. Конечно всеобщего братания и всепрощения долго еще не будет, слишком свежи и глубоки раны, нанесенные войной.

Для чего все таки война?

Чтобы покончить с терроризмом?

Чтобы вернуть Чечню в Россию?

Вернуть – что?

Территорию? Народ?

Территорию без народа?

Или речь идет просто о мести чеченцам, «о полной цене», которую они должны заплатить?

Кто пораженцы?

Те, кто, все понимая про нашу армию, призывает в мясорубку еще тысячи солдат, обрекая их на гибель и увечья, или те, кто пытается в меру сил остановить войну, чтобы не проиграть то, что еще можно спасти?

Поскольку Россия больше и сильнее, ей первой делать шаг навстречу. Но прежде Москве следовало бы твердо уяснить для себя – нужно ли это? Перешивает ли конечные выводы совместного проживания с Чечней его текущие издержки? Если да, то надо немедленно приниматься за политическую работу на данном поприще – нудную, неблагодарную, не сулящую быстрых результатов. Если же нет, тогда придется унять «национальную гордость великороссов» и отпустить Ичкерию на все четыре стороны, которых в данной ситуации, к сожалению, не существует, ибо вокруг – Россия. А это означает, что на российской территории появится анклав военно-криминально-фундаменталистского типа со всеми сопутствующими «прелестями» для ближних и дальних соседей.

Существует, конечно, исторические предпосылки для взаимной настороженности между русскими и северо-кавказцами. Однако есть не менее «исторические» основания и для взаимной терпимости и приязни. Продолжать жить вместе, хотя и трудно, но все же можно. Для это необязательно любить или даже дружить. Достаточно привычки и доверия. Привычка ее сохранилась, доверие подорвано с обеих сторон. Восстановить его может ничто иное как раскрытие тайн чеченской войны. Тем самым многострадальные народы России и Чечни снимут друг с друга печать незаслуженного проклятья. Как скоро это произойдет сказать трудно. Остается ждать и верить?

Но есть еще один выход действовать! Жестко и принципиально по отношению к тем, кто этого заслуживает и неизменно милосердно к людям, вина которых только в том, что они родились чеченцами.

Далек путь. Но идти надо…

Покорение Кореи
Безуспешные попытки покорить Корею предпринимали еще предшественники Хубилая. Чингисхан в 1218 г. и Угэдэй в 1231-1233 гг. снаряжали туда походы, и хотя им удалось подчинить своей власти обширные области полуострова, в 1233 г. король Кореи укрылся на острове Канхвадо у восточного берега. Клан Чхой, главы ко ...

Милитаризация труда
Ни сами большевики, ни большая часть их сторонников не могли ясно осознать все это. Естественно, они хорошо понимали, до какого ужасного состояния доведена страна. Но они знали также, что разруху принесла война сначала мировая, потом гражданская и походы Антанты. К тому же меры, которые большевики принимали ...