Кооперированный и некооперированный крестьянин
Страница 1


История » Сферы деятельности и принципы объединения кооперации и общины » Кооперированный и некооперированный крестьянин

Крестьянин-общинник зависел от общества во всем. И прежде всего его зависимость проявлялась в производстве. В обществе издавна был установлен порядок: начинать работать вместе и одновременно, т.е. пахать, возить навоз, сеять, косить, жать. В этом было не только следование устоявшимся обычаям и порядкам, но и практический смысл. Например, приходилось строго следить за соседом, чтобы он не выехал раньше косить свою полосу лугов, иначе будут «закосы». Или: не пришлось посеять хлеб во время, когда сеяли все, то и получится, что ко времени уборки урожая, твои посевы оказались недозревшими. Но общество эхо не касается, и оно приказывает убрать поле, поскольку оно уже предоставлялось под пастбище для скота. Поэтому спел или зелен твой хлеб, а убирай, иначе скот всего села его съест. Так что запаздывать нельзя, но и торопиться негоже, – если раньше уберешь свою полосу, то «побьют» убранный хлеб. Надо добавить наличие принудительного севооборота. Да уже перечисленного достаточно, чтобы понять, насколько, не то, что трудно, а невозможно и даже бессмысленно, проявлять свою инициативу в чем-то, скажем, в попытках улучшения плодородия своих наделов.

А вечные переделы! Говаривали: крестьянин не столько работает, сколько проводит время в дележках. Дележка покосов, дележка ярового клина, озимого. И не только земли. И все это со спорами, драками, тяжбами.

Хорошему, рачительному хозяину в таких условиях невозможно проявить инициативу по улучшению своего хозяйства; рано или поздно все его попытки в этом направлении увенчаются крахом. И вот он живет по принципу: «Живи как все, не высовывайся».

В этих условиях вступать, допустим, в кооператив, – смелость. А что скажут люди? А как сосед? А как… Много еще всяких «как».

Я коснулся немного производственной сферы. А ведь еще есть общественное мнение, мораль, быт, семья, обычаи, которые тоже пропитаны общинными установлениями.

Да, община блюла своего члена в строгости и моральной чистоте. Она строго наказывала своего «порочного» отщепенца. Община могла перекроить твою судьбу, если считала, что есть необходимость ее серьезного вмешательства.

…Мужику преклонных лет, одинокому, бесхозному сельское общество рекомендовало жениться на женщине, имевших восьмерых детей. И вот по этому поводу в харчевне у него состоялось такое объяснение:

«– Так это ты для ребят?

– Сказывают так, что для ребят, а по мне хошь бы и не жениться; потому как я домом никогда не живал, мастерства никакого, окромя лаптей, не знаю; да вот на той неделе призывает меня помощник. «Беспременно тебя, – говорит, – надо женить и водворить». Я было просить его зачал: нельзя ли, мол, ваше благороди, как-никак ослобонить? «Ну, нет; я, – говорит, – не могу; как мир». Кликнули на сходку. Сейчас говорит мне старшина: «Дается, – говорит, – Киндюшка, тебе земля, сколько-то там земли; ну и жениться тебе, – говорит, – надо: потому, – говорит, – что тебе так болтаться?» Яну стариков-то отпрашиваться стал; нету, загалдели, загалдели, – женить! Ну, делать нечего. С миром-то нешто сговоришь?».

Не станем выяснять, чем обернулось мужицкое счастье, какое приобретеньеце получила женщина и как долго радовались дети-сиротки. В данном случае я обращаю внимание на сам принцип, вернее – на его живучесть.

Данное происшествие случилось а 1863 г. Похожее наблюдаем и в 20-е годы XX в. На сей раз, используя право наказания «порочного» члена общества, «прикрепляют» девку к мужику. Случай описан И. Соколовым-Микитовым: «В Кочанах сосватали «спрокудившую» девку Проску… в соседнюю деревеньку Кручу. Отдают потому, что в этой семье единственный придурковатый сын: «Двор не станут ломать!».

Хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. Нас ни в коем случае не должно волновать: справедлив ли данный общинный обычай. Во-первых, ответить однозначно невозможно, каждый случай нес свой ответ. А, во-вторых, и это главное, в этом обычае своеобразной социальной защиты одних и наказания других просматривается все то же вечное стремление крестьян по своему пониманию справедливо решить тот или иной вопрос, а именно: восстановить нарушенный баланс семьи и хозяйства как ячейки общества. И в этом также усматривается принцип уравнительности.

Община сформировала особый социально-психологический тип крестьянина с весьма стойкими традиционалистскими установками, переходящими из поколения в поколение. Мелочная опека мира культивировала безинициативносгъ и иждивенчество, личная ответственность растворялась в коллективной. Л.В. Данилова и В.П. Данилов на Международной конференции, посвященной ментальности крестьянства справедливо отметили: «Крестьянская ментальность – ментальность общинная. Она формировалась в рамках замкнутого локального сообщества – сельской соседской общины, выступавшей как социальный институт, регулировавший жизнь крестьянского сообщества и его связи с внешним миром, как хранитель и транслятор производственного и социального опыта, всей системы ценностей крестьянских миров. На общине замыкались основные проявления жизнедеятельности крестьянина и его сознания, естественно, не могло быть иным, нежели групповым, общинным».

Страницы: 1 2

Политическое развитие Чехословакии в межвоенный период
Февральская конституция 1920 г., авторами которой были в основном чешские деятели, определяла ЧСР как парламентскую демократическую республику. Высшим законодательным органом был парламент. Он состоял из двух палат - палаты депутатов и сената, включавших соответственно 300 и 150 представителей. Однако и пре ...

Цели перестройки
Основой экономических программ стала стратегия ускорения, то есть использование всех резервов для повышения производительности труда. Предполагалось сконцентрировать ресурсы для проведения модернизации производства, значительно расширить выпуск машин и оборудования. Однако о создании новых экономических сти ...