Жизнь после смерти
Страница 1


В августе 1853 г. Федор Петрович заболел. Домой возвратился поздно. Перед сном долго смотрел на бездонное небо. А утром Гааза не стало. Остановилось безмерной доброты сердце врача-подвижника. Безмолвно покоилась на столе рукопись с удивительными словами: “Спешите делать добро”.

Раздав все, что имел, Федор Петрович умер в нищете и одиночестве. В его квартире была лишь старая мебель и подзорная труба. Хоронила Гааза полиция за свой счет. Прах Федора Петровича покоится на Немецком кладбище в Москве.

Спустя сорок лет после смерти Гааза москвичи на пожертвования соорудили памятник знаменитому доктору. Его открыли 1 октября 1909 г. во дворе легендарной “гаазовки”. Газета “Русский врач” писала: “Скульптор Н.А. Андреев за свою работу ничего не взял”. На постаменте выбили надпись: “Спешите делать добро”.

На Введенском кладбище в Москве - жители окрестных улиц называют его еще по-старому, Немецким - есть могила: темно-серый камень с темно-серым крестом, черная ограда; чугунные стояки-колонки, темные прутья, а поверх них свисают кандалы - цепи с широкими наручниками и "накожниками". На камне выбито: 1780-1853 и несколько строк латыни. Слова из Евангелия по-русски звучат так: "Блаженны рабы те, которых господин, пришедши, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он перепояшется и посадит их и, подходя, станет служить им" (Лук. 12, 37).

Гаазовские кандалы и разорванные цепи - один из главных элементов надгробья на могиле "святого доктора". Ограда, как и памятник в Малом Казенном переулке в Москве, выполнена выдающимся скульптором Н.А. Андреевым.

"Во все времена года на этой могиле лежат цветы живые, матерчатые и бумажные, иногда пышные букеты, чаще скромные пучки ландышей, ромашек или просто одна гвоздика, тюльпан .

Полтораста лет назад Федора Петровича Гааза знали все московские старожилы. Когда он ехал в тряской пролетке или шел по улице, высокий, чуть сутулый, большеголовый, в черном фраке с кружевным жабо - ветхим, пожелтевшим, но тщательно разглаженным, в коротких черных панталонах и таких же старомодных башмаках с большими железными пряжками, с ним приветливо здоровались на московских улицах сановные аристократы, ехавшие в каретах с гербами, и нищие на церковных папертях, генералы, офицеры, "будочники" с алебардами, извозчики, мастеровые, университетские профессора и студенты, дворовые слуги известных московских бар, купцы, охотнорядские приказчики и нарядные светские дамы.

Несведущим объясняли:

- Это доктор Гааз, Федор Петрович . Добрейшая душа, святой жизни человек . Истинный благодетель и друг всех страждущих. Это про него говорят: "У Гааза нет отказа" .

Правда, были и такие, кто отзывался о нем насмешливо, презрительно и даже с раздражением: "Чудак, безумец, юродивый .". Но большинство москвичей всех поколений и состояний говорили о нем с любовью и уважением ."

Очерк Булата Окуджавы, из которого взят вышеприведенный отрывок, так и назван по народной поговорке-присказке - "У Гааза нет отказа". В словарях, сборниках пословиц (даже у Даля) или "крылатых выражений" мне ее найти не удалось, но в 80-е годы XX века присказка про Гааза еще была в ходу - самому приходилось слышать от арестантов. Скорее всего сохранилась она благодаря больнице имени Ф.П. Гааза. Это единственная тюремная больница (сейчас - межобластная больница ФСИН Министерства юстиции РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области им. Ф.П. Гааза), которая с незапамятных времен принимала арестантов со сложными и трудноизлечимыми болезнями. Сюда срочным этапом привозили заключенных из тюрем и лагерей всего СССР. Тех, которым ни на одной "больничке" помочь уже не могли. Сейчас, судя по "письмам из зоны", иногородних, заобластных арестантов питерская больница имени Гааза не принимает, наряды, которые запрашиваются администрацией колоний, заворачивают. Заворачивают с этапа и многих безнадежных заключенных.

Арестанты старую присказку переиначили: от гаазы нету мазы (т.е. шанса, возможности, поддержки, надежды). Имеется в виду, конечно, не Федор Петрович, а "гааза" - "порожняк", как говорят в зоне. "Порожняк" - это и больница, которая продолжает носить имя "друга всех страждущих".

По словам Анатолия Федоровича Кони, прежнюю присказку про Гааза "сложили" арестанты московской пересыльной тюрьмы на Воробьевых горах. "Гаазами" же в 19-м веке называли кандалы, придуманные Ф.П. Гаазом для облегчения участи этапируемых заключенных. "Арестанты и до сих пор просят, как милости, заковывать их в "гаазовские кандалы", - писал в 1868 году П.С. Лебедев.

Страницы: 1 2

Сталин и репрессии
Сталинские репрессии — массовые репрессии, осуществлявшиеся в СССР в 1930-е — 1950-е годы и обычно связываемые с именем И.В. Сталина, фактического руководителя государства в этот период. По мнению российского историка С.А. Воронцова, к сталинским репрессиям следует относить приговоры, выносимые по обвинени ...

Организация заграждения и технического прикрытия на транспорте. Строительство и усиление железных дорог
При вынужденном отходе наших войск железнодорожные пути, станции и другие устройства приводились в негодность; заграждение, как правило, осуществлялось железнодорожными войсками, а также спецформированиями НКПС. Однако в начальный период войны и сами железнодорожники, не ожидая спецподразделений, закапывали ...