Жизнь после смерти
Страница 2


Что останется в тюремном фольклоре века нынешнего? Не знаю . Арестанты - народ незлобивый и на добро памятливый. Даст Бог, наладится все с питерской больницей или еще с каким-нибудь добрым делом, освященным именем "святого доктора", припомнится и старинная присказка.

На похороны "святого доктора" (так еще при жизни называли Гааза москвичи) 19 августа 1853 г. (по старому стилю) "стеклось до двадцати тысяч человек и гроб несли на руках до кладбища на Введенских горах . Почему-то опасаясь "беспорядков", московский генерал-губернатор граф Закревский прислал (специально на похороны) полицмейстера Цинского с казаками, но когда Цинский увидел искренние и горячие слезы собравшегося народа, то понял, что трогательная простота этой церемонии и возвышающее душу горе толпы служат лучшею гарантиею спокойствия. Он отпустил казаков и, вмешавшись в толпу, пошел пешком на Введенские горы ." (А.Ф. Кони).

По свидетельству П.С. Лебедева, "Гааза хоронила вся Москва: православные, старообрядцы, знатные и убогие, все плакали от сердца, потому что не стало человека сердца".

Двадцать тысяч - это двадцатая часть всех жителей Москвы середины XIX века. Булат Окуджава в очерке про Гааза добавляет: " .таких похорон в Москве не было целое столетие". Очерк был опубликован в декабре 1980-го ("Наука и жизнь", N 12 , 1980 г.), в год смерти Владимира Высоцкого, это позволяет предположить, что Булат Шалвович под "такими" имеет в виду не похороны Сталина.

Но к исходу 19-го столетия, по утверждению А.Ф. Кони, имя Гааза звучало "как нечто совершенно чуждое и не вызывающее никаких представлений. Даже среди образованных людей, соприкасающихся с тюремным и судебным делом, даже среди врачей .". И несколькими строчками ниже А.Ф. Кони добавляет:

"Мы мало умеем поддерживать сочувствием и уважением тех немногих, действительно замечательных деятелей, на которых так скупа наша судьба. Мы смотрим обыкновенно на их усилия, труд и самоотвержение с безучастным и ленивым любопытством, "с зловещим тактом, - как выразился Некрасов, - сторожа их неудачу". Но когда такой человек внезапно сойдет со сцены, в нас вдруг пробуждается чувствительность, очнувшаяся память ясно рисует и пользу, принесенную усопшим, и его душевную красоту, - мы плачем поспешными, хотя и запоздалыми слезами, в бесплодном усердии несем ненужные венки . Каждое слово наше проникнуто чувством нравственной осиротелости. Однако все это скоро, очень скоро проходит. Скорбь наша менее долговечна, чем башмаки матери Гамлета. На смену ей являются равнодушие и потом забвение.

У нас нет вчерашнего дня. Оттого и наш завтрашний день всегда так туманен и тускл. Поэтому и смерть выдающегося общественного и государственного деятеля напоминает у нас падение человека в море ."

Такая бессовестная забывчивость по отношению не только к делам славным, героическим, но и к злодейским уживается (и продолжается) в нас с душевной отзывчивостью: при напоминании - откликнуться, "поплакав от сердца", повиниться. С одинаковой готовностью откликнуться на доброе или бесовское, лишь бы напоминание было вдохновенным.

Главными хранителями памяти о докторе Гаазе А.Ф.Кони называл врачей, арестантов и московских жителей (Федор Петрович был основателем нескольких городских больниц). Среди них - "Глазная" и "Полицейская", где бесплатно лечили бедняков и бродяг.

Страницы: 1 2 

В чем причины такого положения?
Добыча топлива с 1971-1980 г. Увеличилась в СССР более чем в 4 раза, газа – более чем в 8, а нефти – почти в 7. Нефть и газ были важнейшими предметами советского экспорта. Только от вывоза нефти страна получала ежегодно около 16 млрд долларов. Доля топлива и энергоносителей в общем объеме советского экспорт ...

Язычество древних славян
Что же касается духовной культуры восточных славян, то следует сказать, что религией, которую исповедовали восточные славяне было язычество(в последнее время чаще употребляется другой термин – политеизм, т.е. многобожие)[1]. Наши предки почитали силы природы. Первое место по значимости принадлежало Даждьбо ...