ГордонКихот. Владимир Жириновский
Страница 13


А.ГОРДОН: Да вы понимаете, что как только вы сделаете не то, что шаг назад, а шаг в сторону.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я клонирование уже заказал.

А.ГОРДОН: О, это интересно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Клонирование.

А.ГОРДОН: А шаг в сторону от публичной политики вы сделаете, разбегутся все – и окружение, и сторонники, и охрана.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен! Согласен!

А.ГОРДОН: Так кто подаст стакан воды?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не надо мне думать об этом – все у меня в этом смысле в порядке. Ох, все-таки кому-то надо сделать хорошо, чтобы он, вот этот самый предателем окажется. Если я кого-то приближу и сделаю ставку, что он мне подаст – он мне подаст отравленный стакан воды. Вот он и подаст!

А.ГОРДОН: То есть у вас комплекс Цезаря все-таки есть.

А.ДЕМЕНТЬЕВ: Владимир Вольфович, вы счастливый человек?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, счастливый только в одном смысле – я смог сказать абсолютно все нашему народу и всей планете. Я никогда не думал, что лучше промолчать, как там в Кремле подумают, Карл Маркс. У меня нету тормозов – я единственный в мире без тормозов.

А.ГОРДОН: Народ несчастный, родственники несчастные, друзья несчастные, а вы, оказывается, все-таки счастливый! За наш счет?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я счастлив, что я это могу говорить и меня слышат миллионы. Белград! Январь 1994 года. Стоит миллион, чужой народ!

А.ДЕМЕНТЬЕВ: Сколько же можно говорить? Давайте все-таки действовать. Ну, как же так?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но я же не командир партизанского отряда!

А.ГОРДОН: А почему?

А.ДЕМЕНТЬЕВ: Но вы, простите, Жириновский, которого знает весь мир. Вы собираете миллионы людей, что же они несчастны-то с вами?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну для того. Я их пытаюсь убедить, что они еще 50 лет будут несчастны, пока меня не изберут!

А.ГОРДОН: Кем?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Президентом!

А.ДЕМЕНТЬЕВ: Нельзя вас избирать!

А.ГОРДОН: Стоп, стоп! Дошли до темы. Стоп, стоп, стоп, стоп!

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Главой! Вы же сами себе противоречите: несчастный народ, а вы не хотите, чтобы я стал главой. Ну и оставайтесь несчастными.

А.ГОРДОН: Верховный правитель, вторая предложенная вами поправка.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

А.ГОРДОН: Правильно ли я понимаю, что это шаг в сторону так вами горячо любимой монархии?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это шаг в сторону уважения русского языка. Если вы не хотите вставить в преамбулу "русский народ", то давайте хотя бы главу государства назовем по-русски. Мы же говорим "Правительство России"? Что такое правительство?

А.ГОРДОН: Арбуз, абажур, ананас и так до буквы . Да, это все не русское.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я вам говорю еще раз.

А.ГОРДОН: Конституцию как мы назовем? Саму Конституцию?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Основной закон – уже назван. Все! Основа, правовая основа – все можно по-русски назвать. Все!

А.ГОРДОН: Российскую Федерацию как мы назовем?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Россия. В Конституции об этом сказано, что Россия и Российская Федерация – это равнозначные понятия. Россия, республика – все.

А.ГОРДОН: Депутата как мы назовем?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Посланник! Как сербы назвали. Они назвали не депутаты, а посланники – нижнюю палату и верхнюю. У них мне еще нравится аэропорт – чужое слов – назвали чисто по-славянски "Летище". Летчик – летать, и летище – где подымаются. Мы же самолет назвали? Мы же не говорим аэроплан? Хотя говорили одно время. Самолет, паровоз, тепловоз.

А.ГОРДОН: Правильно ли я понимаю, что если вас изберут верховным правителем, то вы вводите реформу русского языка?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Частичную, чтобы люди не мучились. Просто мы предложим. Предложим! Перевод на русский язык. И будем штрафовать. В основном злоупотребляют журналисты.

А.ГОРДОН: Погодите, штрафовать – не русское слово.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Наказывать, наказывать. Дадим – это 20 слов всего: не дилер, а посредник, не киллер, а наемный убийца, вот так вот все дадим. Не муниципалитет, а община. Ну, где русский язык? Му-ни-ци-паль . – это же вообще сломать! Не Башкортостан – Башкирия, норма русского языка. То есть мы дадим перечень слов, которые сегодня внедряют нам. Ваучеры, фьючерсы заменили русский язык. Люди растут, не знают, о чем идет речь. "Монополия" игра появилась! Надо бороться с монополиями! Запустили игра "Монополия". То есть нормально, без всякой глубокой реформы отменять там какие-то правила, чисто дать русские слова тем иностранным, которыми засорили. Вот, больше ничего. Вот и все.

А.ГОРДОН: Да, Владимир Вольфович, все-таки монархия?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Монархия – это единственная форма, при которой Россия может оставаться как государство. Это не я придумал, это лучшие русские философы и умы сказали. Федерация – гибель, только унитарное. Демократия – гибель. Не потому, что русские не хотят демократии. Потому что страна очень огромная, и в случае демократии мы размягчаемся, и куски начинают отпадать. Потому что рядом процветающие государства – они все расползутся к Китаю, к Исламу, к японцам, к шведам – и останется Московия.

Страницы: 8 9 10 11 12 13 14

Основные тенденции в развитии мирового хозяйства в конце XIX-первой трети XX вв. Структурные изменения в экономике развитых стран в конце XIX- начале XX в.
Завершение промышленной революции способствовало изменению структуры экономики всех развитых стран. Становление фабричной промышленности придало техническому прогрессу невиданный темп. Технологические сдвиги только последней трети XIX в. были столь велики, что некоторые ученые предлагают назвать этот период ...

Административно-политическое развитие.
Правление цинской династии не внесло ничего существенно нового в характер политического строя китайской державы, про­должавшей оставаться «восточной» деспотией. Самодержавный правитель пользовался неограниченной властью, а управление страной основывалось на классических формулах, появившихся еще в древности ...