ГордонКихот. Владимир Жириновский
Страница 5


В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но я хочу ответить немножко .

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

А.ГОРДОН: Первый канал, программа "Гордон Кихот", несравненный Владимир Вольфович Жириновский. Еще один комплимент от меня, запоздалый. Какой-то был телевизионный проект, где вы потрясающе – просто потрясающе – обыграв на 4 головы Борового, играли Моцарта. К сожалению, мы не смогли эту пленку достать. Я просто помню это. Я сидел не просто очарованный, я понимал, какого уровня этот актер. И тем более, мне обидно, когда Вы меняете жанр – Вы - трагический актер, не драматический, а трагический – когда вы меняете жанр и идете в то, что называется клоунадой. Ну, это Бог бы с ним. У нас с Вами есть много общего. Как у Вас папа не юрист, так и у меня не юрист. И я прекрасно понимаю, внутренне понимаю, как это трудно в окружении, часто очень, ну, назовем это так, враждебном, определиться, кто ж ты такой? Ну, вроде мы с Вами на иврите и на идише не читаем, субботние свечи не зажигаем, псалмы не поем, в Синагогу не ходим. Оба – русские люди. Ну, культура-то у нас, общая, и даже взгляды наши во многом совпадают. Но чертова эта еврейская кровь. Вот как только стоит тебе в сторону шагнуть этих русских людей, которых ты любишь, они тебе тут же мелкий глаз: "Эгей, нет. Погоди-погоди. Ты – Вольфович, а ты – Гарриевич. Вы давайте, ребят, к нам-то не очень". И я понимаю Вас, когда Вы срываете дистанцию вот до такой степени. Из книги "Иван, запахни душу" цитирую Владимира Вольфовича: "Евреи, все как народ, деградируют 4 тысячи лет. Их мордуют. Естественно, они загибаются. Самая вырождающаяся нация. Небольшого роста, худые, злые все, лысоватые, в очках. Глазки бегающие, ручки трясующиеся, размер одежды – 48-50, не больше, 52-54, Обувь – 41, 42, 46. С кучей болезней". Не сильно страдаю. Дальше: "Мои университеты, моя учеба прошла под знаком и огромным влиянием этой еврейской заразы. Евреи являются источником этой суперзаразы, этой чумы XX века – коммунизма. Почему я должен отказываться от русской крови, русской культуры, русской земли и любить весь еврейский народ из-за одной капли крови, которую мой отец оставил в теле моей матери?" Владимир Вольфович, ну, принимая все это во внимание, со всем уважением к нашим общим проблемам, я не понимаю, как Вы можете заигрывать вот с этим? Как Вы можете позволять себе, будучи ответственным политиком, раздувать национальную, в самом плохом смысле, шовинистическую игру?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. То, что вы зачитали, не я являюсь автором. Как Вы не можете понять? Что это огромная книга, где я написал свои вещи, обращения к русскому: запахни душу, над тобой издеваются, тебя, так сказать, везде третируют, ты всех кормишь, всех снабжаешь, ты русский солдат, ты побеждаешь! Как ты живешь?! Хуже всех в нашей стране живешь! А все остальное – взяли это у Ломброзо характеристику евреев. Я был против этого, и при очередном переиздании все куски с антиеврейской темой были изъяты.

А.ГОРДОН: Но фамилия-то Ваша стояла на книжке-то?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Естественно.

А.ГОРДОН: Ну?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Стояла.

А.ГОРДОН: За базар-то надо отвечать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Так Вы спросите, кто автор этой . Вы чего, не грамотный? Чего, не помните, что это было у Ломброзо, дана характеристика евреев? Что, вы историю еврейского народа не знаете? Поэтому я Вам еще раз говорю, я-то живой, говорю вам: при переиздании все эти куски я заставил убрать – я не успеваю читать даже.

А.ГОРДОН: Владимир Вольфович, Вы себя кем чувствуете? Русским или евреем?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Русским! Объясняю. Не надо меня приписывать к каким-то полукровкам. Я рожден русской матерью, моя мать – русская женщина.

А.ГОРДОН: Да, я тоже. Моя – тоже, да.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И никогда не имел никакого касательства к отцу! Он не хотел этого, не я. Я ничего о нем не знал! Он умер 25 лет назад, а Вы меня продолжаете трамбовать: кто у тебя отец. Мой отец – честный человек. Вы его посадили в лагерь, не я – как сына фабриканта. Пускай за это коммунисты ответят, 1940-й год. Вы забираете фабрику в Кастрополе погромно.

А.ГОРДОН: Я не родился еще тогда.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я не Вам говорю! Им, всем, кто это делал!

А.ГОРДОН: Хорошо.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Значит, вы уродуете всю мою семью, всех на Соловки – и по линии матери, и по линии .

А.ГОРДОН: Вы опять ушли от ответа.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это имеет значение!

А.ГОРДОН: Нет, это

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вы – хитрый. Они, значит, хотят тихо в кабинетах все решать. Вы нас изуродовали, всех! Вы – советская власть и коммунисты. Я был и чувствую себя, я – русский. Мой родной язык – русский. И я встал на защиту русского народа, потому что я знал, что такое русские при советской власти. Вы нас при советской власти уже выжили из всех национальных регионов!

А.ГОРДОН: Второй вопрос.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста.

А.ГОРДОН: Вы – русский?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Усиление тоталитаризма.
После интервенции в Чехословакии во всех странах Восточной Европы, переживших попытки обновления социализма, началось ужесточение тоталитарных черт их строя. Экономические реформы были остановлены. Началось попятное движение. Возникшие кое-где элементы рыночных отношений ликвидировались или ограничивались. ...

Язычество древних славян
Что же касается духовной культуры восточных славян, то следует сказать, что религией, которую исповедовали восточные славяне было язычество(в последнее время чаще употребляется другой термин – политеизм, т.е. многобожие)[1]. Наши предки почитали силы природы. Первое место по значимости принадлежало Даждьбо ...